12 февраля 1993 года в мировой прокат вышел фильм ” День сурка” . Сюжет картины повествует об истории звездного  комментатора-метеоролога Фила Коннорса, попавшего в петлю времени во время ежегодного празднования Дня сурка в городке Панксатони. Только переосмыслив своё отношение к жизни, герой завоёвывает внимание любимой женщины и вырывается из петли и меняет свою жизнь. Фильм сразу стал культовым, а выражение день сурка крылатым.

Однако, это кино, в реальной жизни задержаться во временной петле для того чтобы осмыслить и изменить сценарий своей жизни пока еще никому не доводилось. Этот сценарий находится вне зоны осознанности, в вашем бессознательном.  И мы продолжаем свое плавное движение в генетическом трансе, руководствуясь той картой местности , которую передали нам наши родители, а им их родители и так дальше по роду, следуем родовым посланиям, которые уже давно утратили свою актуальность, каждый раз возвращаемся  в свой личный день сурка и не замечаем этого.

У каждого рода есть свои законы, устаревшие, тормозящие вас, но для того чтобы быть изменены они должны быть во- первых выявлены, а во-вторых осознанны, а в третьих изменены. Тогда изменится и жизненный сценарий.

Родовые сценарии ведут за собой определенные паттерны поведения, которые организуют события из которых складывается ваша судьба. Чтобы понять почему так, а не иначе складывается судьба человека  и с чего все началось, приходится погружаться в изучение корневой системы, отправляться в прошлое семти клиента, где, как правило и находится то драматическое событие, которое  стало источникои деструктивных установок, поколенческая травма.

Сильнее всего эта травма отзывается на третьем или четвертом поколении после нее. Именно это поколение берется за ее осмысление и пытается изменить родовой сценарий.

Как правило именно эти люди,  оказываются в кабинете психолога в попытке разобраться со своей жизнью.

 

У меня на приеме Ирина. Ей 32 года. Замужем.  Дочери 5 лет.  Отношения с мужем прекрасные, семья  состоятельная, живи и радуйся- не получается. Она всегда была тревожной, но с недавних пор ее  охватывают необъяснимые приступы паники ,  когда она боится вдруг лишиться всего: семьи, жилья, денег. Бессонница стала ее вечной спутницей. Успокоительные таблетки всегда в сумке.

Я расспрашиваю Ирину о родительской семье.

Выясняется, что семья ее родителей несколько раз улучшала свое благосостояние и несколько раз подходила к краху. Затем жизнь снова налаживалась. Разговоры о сохранении и накоплении денег всегда были в семье , однако то чего боялись, то и происходило: или накопления терялись во время очередного финансового кризиса или в результате другой неконтролируемой ситуации.

Например, Ирина отчетливо помнит пожар в доме своей прабабушки. Это был старый дом в котором она жила одна. В этом доме все было заставлено   бабушкиными припасами: консервы, варенья, отрезы материи, блоки папирос, запечатанные крупы и макароны : все чуть ли не вековой давности. Бабушка не могла расстаться ни с чем.  Она никогда не выезжала: охраняла свои сокровища, боялась их лишиться.  Однако местные алкоголики все-таки залезали в домик и что-нибудь регулярно оттуда крали. Тогда первостепенной  задачей бабушки, после оплакивания этой потери, было восстановить утраченный неприкосновенный запас. Бабушка всегда готовилась к худшему. Ее в семье считали немного сумасшедшей, но поскольку она вреда не причиняла, махнули на нее рукой: ну копит себе и копит, никому не мешает.

Интересно, что когда сгорел ее домик с припасами, против всеобщего ожидания, она не умерла, а вздохнула и впервые  отправилась в путешествие – в райцентр к сестре, в гости.Ее словно отпустило: ведь случилось то чего она больше всего боялась, и бояться стало нечего.

Ирина бабушка  родом из зажиточной семьи. Зимой 1932 они попали под раскулачивание. Семья из семи человек была  вышвырнута на улицу. Голод, холод, вокзалы.  В итоге выжить удалось только Ириной бабушке. Ее, пятилетнюю, пригрели добрые люди. С тех пор лишиться нажитого имущества стало для нее навязчивым кошмаром.

Ее сын унаследовал трудолюбие и оборотистость предков,  его дом был лучшим на селе. Однако он был расточителен и совершенно не мог сохранять нажитое, поскольку патологическая прижимистость матери всегда раздражала его, и он действовал по антисценарию: только не так как мать, никакого накопительства. Один раз живем.

Ирина, его дочь, напротив, стала копией своей бабушки. Она не умела много зарабатывать – с этим справлялся  муж, ее миссия была – сохранять. Так во всяком случае она считала. Но отконтролировать течение жизни в нашей нестабильной стране сложно, и она проводила дни в страхе потратить лишнюю копейку или не уберечь отложенное и тогда: все – нищета, смерть, безумие, мрак.

Сознание  ей говорило,  что  нет в стране  тотального голода, что она здорова и работает, семья ее крепкая, однако  никакие логичные доводы не способны были ослабить ее необъяснимую, навязчивую  тревогу о завтрашнем дне.

Поколенческие  травмы  проявляются, как правило, в третьем или четвертом поколении. Это и произошло с моей клиенткой: ее внутренне напряжение достигло пика как раз тогда, когда ее дочери исполнилось пять лет ( ровно столько было ее башке, когда она потеряла своих близких)

Принято считать, что законы и  родовые послания  должны быть осознанны, чтобы быть изменены.

Однако осознания  недостаточно, и надо что-то предпринимать чтобы залечить  поколенческую травму, отменить деструктивное родовое послание. В случае Ирины оно звучало примерно так: «Ты все и всех потеряешь, готовься к худшему» и пришло оно к ней от бабушки.

Приведу отрывок из сессии, чтобы было понятно, как идет работа с травмой такого рода.

-Представь перед собой свою бабушку. Во всех подробностях. Как она выглядит?

– Обычная старушка. В старой теплой кофте и в калошах, она всегда в них ходила по огороду. Она сидит возле своего домика- склада с припасами на желтой скамейке .Если честно, ее все считали за сумасшедшую, я ее боялась. Она была похожа на Бабу Ягу, очень старая.

– Представь, что ты и есть твоя бабушка. Сядь на тот стул, где ты ее представила. Почувствуй ее состояние.

-Я чувствую страх. Я хочу сжаться в комок. Я представляю себе ночь, зимнюю деревенскую улицу и девочку, которая одна на морозе.  Ей некуда идти, нечего есть. Она погибает от холода и голода, никто ей не поможет.

– Пересядь на свое место и присмотрись к образу девочки.

– Странно, но это я. Хотя мне никогда и не приходилось попасть  в такую ситуацию.

-Кто бы мог помочь этой девочке?

– Если бы я могла, я бы подошла к ней завернула в пуховый платок и сказала бы: «Девочка моя, все у тебя будет хорошо.  Я тебя забираю, и сама буду заботиться о тебе. Ты не будешь голодной, у нас всего ДОСТАТОЧНО».

– Ты в зоне свободного воображения, ты можешь это сделать. А еще скажи ей, что это не ее жизнь. Ее жизнь в Москве, вместе с тобой, в достатке и любви и забери ее с этой холодной улице.

Клиентка с чувством повторяет мои слова и обнимает себя за плечи.

Я продолжаю:

-Посмотри на образ бабушки. Скажи ей: я разрешаю тебе жить в достатке всегда.

В виде какого образа ты можешь представить себе достаток?

– В виде подноса с пирогами. Мама всегда пекла на праздник.

-Отдай его образу бабушки, скажи, бабушка, пусть твои пироги никогда не кончаются. Твой завтрашний день сам о себе позаботится новыми пирогами. Как меняется образ?

– Бабушка улыбается, расцветает. У нее на плечах яркий цветной платок.

-Скажи  бабушке, добрые слова, попрощайся с ней.

-Бабушка, пусть пироги не переведутся на твоем столе. Я тебя люблю и не буду больше тебя удерживать у этого дома с припасами. Ты свободна. Спасибо тебе за все.

-Разреши ей быть счастливой там, где она сейчас находится.

-Да,  я разрешаю, и образ словно растворяется. Я больше ее не вижу.

– Как ты себя чувствуешь?

-Спокойнее. Мне не тревожно совсем, я чувствую:  что я здесь сейчас, что я не одинока, и все у меня в порядке.

-А теперь, Ирина, я  дам тебе домашнее задание.

Напиши для меня рассказ о жизни маленькой девочки, которая родилась в зажиточной семье. О твоей бабушке, о том как сложилась ее жизнь, исходя их того что не было в нем факта раскулачивания и гибели  семьи. Представь, что все выжили, и жизнь сложилась благополучно. Пофантазируй на  о том, как в этом случае сложилась бы судьба  бабушки, каким бы вырос твой отец, какой бы стала ты.

На этом наша сессия закончилась. Следующая встреча состоялась через неделю.

Ирина рассказала мне о том, что с ней произошло за эти дни:

-Мне сложно объяснить, но что-то во мне изменилось, я теперь другая, словно проснулась и посмотрела по сторонам. И теперь  мне нравится то, что я вижу.  Раньше я везде искала и находила предвестники провала.  Теперь у меня совсем другой взгляд на жизнь – спокойный. У меня нет больше приступов непонятной паники, я даже сплю без снотворных.

Я написала историю про свою бабушку, как вы просили, и даже сделала к нему рисунки. Я чувствую благодарность к ней и вспомнила много светлых моментов. Я совсем забыла, а ведь они у нас были.

Думаю, эта работа требует прояснения.

  1. Все что произошло на сессии, конечно, не отменяет и даже не изменяет прошлого  бабушки Ирины в реальности. Однако для бессознательного Ирины этого достаточно: выдуманная история бабушкиной жизни  начинает жить в нем .дает возможность корректировки устоявшегося негативного сценария самой Ирины, в котором все всегда кончается плохо, и она этого ждет.

 

  1. Когда человек все время находится в ожидании провала, который зашит в его родовой сценарий, его бессознательное будет двигать его к ожидаемому, и провал, скорее всего, произойдет. Этим опасны неосознаваемые родовые сценарии.

 

  1. Я предложила ей переписать жизнь бабушки, совершить реконструкцию психологической реальности. Этот прием расшатывает негативный сценарий бессознательного, дает допущение для иного развития событий. И начинать его надо переписывать именно с того момента, когда произошла поколенческая травма , драматическое событие  которое заставила Ирину бабушку принять установку о том, что все кончается плохо, надо к этому готовиться.   Я часто использую  прием реконструкции, когда работаю с родовыми посланиями и, в сочетании с приемами ЭОТ ,он всегда дает нужный результат: человек выбирается из обреченности, меняется его эмоциональное состояние, он начинает находить альтернативные возможности развития своей судьбы.

 

  1. Если речь идет о серьезной поколенческой травме, день сурка настает не только для тех, кто ее пережил и десятилетиями возвращается к своему уже неактуальному решению, основанному на травматическом опыте ( Ты всех  и все потеряешь, готовься к худшему).  В след за ним туда проваливаются и новые поколения, проживая свою жизнь в иррациональной тревоге.

 

Казалось бы где раскулачивание на Урале  30-х годов прошлого века, а где красивая состоятельная москвичка наших дней? Оказывается, все совсем рядом. Пять лет дочке –  тригер, с которого начинается сползание Ирины в поколенческую травму.

К счастью, у нее хватило сил и решимости с нею справиться.

Автор: Светлана Ладейщикова.

0

Вам также понравятся

Практика ЭОТ “С бантом на всю голову”
Эмоционально-образная терапия: там где эмоции становятся зримыми, и вы можете все изменить
Клуб весёлых свекровей. (практика ЭОТ)

Добавить комментарий