Нам это все досталось не в качестве наживы,

И был неповторимым наш грошевой уют.

Ах, слава богу, братцы, что все мы вроде живы,

И все, что мы имели, уже не украдут.

 “…А потом приходит Альцгеймер и крадет все…”

(Разговоры на привале в горах)

Я человек совсем не горный. Я ненавижу спорт. Однако, где-то после сорока мысль о скоротечности жизни и возможностях, которые ограничивает возраст, начали меня донимать, и я решила отправиться в поход, пока ноги ходят. В Гималаи. К базовому лагерю Аннапурны.

Аннапурна! Как звучит! Просто завораживает. Воображение от этого звукосочетания просыпается и начинает рисовать волшебные картины.

Поход я планировала еще в прошлом году, однако накануне вылета случилось сокрушительное  землетрясение в Непале, и, по понятным причинам, поход сорвался. Ну, думаю, не судьба! Рюкзак, собранный по последнему слову спортивных технологий (вплоть до термотрусов!) год простоял в углу, поблескивая  новенькими треккинговыми палочками, прикрученными к его  боку.

Но жизнь идет своим чередом, причем  довольно быстро. И вот пришла новая весна, начались весенние горные походы,  и  моя нереализованная мечта  стала оживать, прорастать в намерение и двигать меня в сторону Гималаев.

Не успела я оглянуться  – здравствуй, Катманду, затем- Похкара, и вот  уже мои фирменные треккинговые палочки  поднимают пыль  в сторону базового лагеря  Аннапурны. Мечты начали сбываться.

Друзья мои, это было мое личное восхождение, подвиг неспортивного человека. Такой личный вызов, вариант самопознания, который вылился в десятидневную динамическую медитацию. Несколько выводов во время этой медитации созрели в моем голове. Хочу ими поделиться.

Во-первых, оказалось, что человек может намного больше, чем думает. Чисто физически.

Бывали дни, когда приходилось идти  часов по семь. И из них, допустим, два с половиной часа вверх по лестнице с разновеликими каменными ступенями, два с половиной часа круто вниз по камнепаду, а затем, к примеру,  два  часа по крутой тропе снова вверх.

Все внимание сосредотачивается на том, куда поставить ногу, чтобы не травмироваться, не оступиться. Редкие минуты ходьбы по ровной поверхности воспринимались как подарок судьбы. Мы шли: по камням, среди пшеничных полей, через речки и ручьи, по нескончаемым каменным лестницам, проложенным руками неутомимых непальцев, через рододендроновые леса, по тропе, усыпанной розовыми лепестками, по снегу, по льду.

img_0664-1024x768

Мой опорно-двигательный аппарат, непривычный в обычной жизни  даже  к  регулярной ходьбе, сначала взвыл и хотел застопориться.

Каждую минимальную остановку он воспринимал как конец пути, и двигаться дальше не хотел категорически. Он требовал  возвращения к привычному покою, анабиозу. Каждая мышца  кричала острой болью: стой, куда, только не это, не двигайся! Через полчаса после начала движения организм смирялся и снова начинал работать, терпеливо перерабатывая километры маленькими мелкими шажкам, с тихой грустью, как говорил наш инструктор.

Где-то на 4 день организм смирился и решил подгрузить дополнительные ресурсы. Я уже на это не надеялась, а они, как выяснилось, были.

Вдруг, я ощутила, как у меня раскрылась еще одна доля легкого. Раскрылась и начала принимать кислород. Потом еще одна.

Я почувствовала себя как водитель, которому достался отличный автомобиль, а он много лет держал его в гараже. И вот теперь, когда удалось  вывести машину на трассу, дать достойную нагрузку,  у нее по ходу движения открываются все новые и новые опции.

Сразу скажу, что дополнительную скорость включить  так и не удалось, но выносливость, умение держать свой ритм и дыхание, не падать духом- вполне.

А какая оптика! Боже мой! В обычной жизни она вообще не используется.

Ведь  основной обзор я обычно  ограничиваю экраном компьютера, видимость – кабинетом, квартирой. Мегаполис не дает человеку возможности воспользоваться его сенсорами в полной мере. Я пишу- смотрю в экран своего ноутбука. Мое ухо улавливает шум машин за окном на проспекте Вернадского, смех  сотрудников из соседнего офиса за стеной, телефонный звонок в коридоре. Я  сижу и не чувствую своих мышц, а только перебираю лапками по клавиатуре. Это моя обычная жизнь.

Представляете, какой шок получили все мои органы чувств в Гималаях!

Красота и величие гор таковы, что, даже полностью развернувшись, ваш сенсорный экран,  не может охватить и переварить этого. Так и хочется схватиться за фотоаппарат и ограничить спасительными рамками хотя бы свое зрение: потом посмотрю, частями.

И в  этот же момент  пение птиц и шум горной реки заставляют колебаться барабанные перепонки. Уши почти начинают шевелиться и поворачиваться на источники звуков. Запахи свежего ветра, цветов, прелой листвы и  грибов сменяют друг друга, смешиваются. И в этот же момент -болят ноги , рюкзак тянет спину, палка натерла мозоль на ладони. Такая концентрация ощущений на единицу времени!

img_0324-1024x768

Как это  вынести дочери города!

Во- вторых, слухи о бесконечном богатстве внутреннего мира человека сильно преувеличены. Пока стоят Гималаи – нашему воображению еще  расти и расти.  Я уж не говорю о космосе- не была, но есть места на планете, которые превзойдут  любую фантазию. И они реальны!

В-третьих. Я окончательно отказалась от идеи накопительства. Я имею в виду накопление впечатлений.

Нет смысла так уж тщательно собирать и сортировать их, а затем сохнуть как царь Кощей над златом. Вот сейчас я рассказываю вам про свою встречу с Гималаями, о том, как я шла к Аннапурне, смотрю фотографии и понимаю, что это совсем не то, лишь слабое эхо.

Часто находясь, в событии мы пропускаем его, пытаясь, запомнить, сфотографировать, утащить в пыльный шкаф своей памяти все впечатление или хотя бы кусочек. Мы тратим на эту фиксацию энергию, силы и теряем сам момент, который только и является настоящим, жизнью. Момент, который может тебя изменить, если ты сможешь его прочувствовать.

img_0360-e1464877677828-768x1024

Собирательство впечатлений, накопление их еще более бессмысленное занятие, чем накопление материальное. Они блекнут, обесцвечиваются и ветшают со временем. А потом приходит Альцгеймер под руку с деменцией и забирает все, что осталось. Не исключено, что он даже заберет у меня этот поход. Со временем.  Поэтому я шла медленно. Я раздражала инструктора, подводила группу и отставала, но я гладила старые камни и любовалась рододендроновым лесом.  Я  почесывала мох  на деревьях и слушала пение ручьев  и птиц. Одним словом, я  была частью жизни Гималаев и чувствовала себя: ноги идут, болят, глаза смотрят, видят, уши  слышат и барабанные перепонки в них ощутимо шевелятся.

Позже других я пришла к подножию своей Аннапурны. Но я пришла в свое время. И теперь я отпускаю это воспоминание и с легким сердцем погружаюсь в новый момент.

Вот моя реальность сегодня: стук в дверь — новый клиент. Бог послал. Здравствуйте! Новая встреча. Это счастье.

Искусство быть здесь и сейчас и ощущать жить всеми сенсорами, наверное, главный подарок судьбы. В ощущении полноты жизни и есть ее смысл.

Приходит время, и человек, как цветок, пережив фазу расцвета, начинает осыпаться, скукоживаться и физически, и ментально. Сужаются интересы,  утрачиваются  качества и возможности.

В итоге, мы, если доживем, конечно, превратимся в пародию на самих себя, и смирение будет нашим главным завоеванием.

Однако, пока этого не произошло, давайте жить медленно, с чувством, со вкусом. Пока  спешим, торопимся- пропускаем мгновения и подробности- самое интересное.

img_0616-1024x768

Автор: Светлана Ладейщикова.

Если вы считаете, что вам нужна поддержка психолога, то я буду рада вам помочь

Вам также понравятся

Когнитивные искажения: ЭФФЕКТ ПРОЖЕКТОРА
Когда я встретила тебя.
КОГНИТИВНЫЕ ИСКАЖЕНИЯ. ЭФФЕКТ СВИДЕТЕЛЯ

Добавить комментарий