Иннокентий орал второй день. Понял, тварь балованная, что хозяин свалил. Две недели, главное, жил себе как ни в чем не бывало – жрал, дрых и гадил, а тут вдруг  дошло…Залез ко мне на кровать и укусил за ногу . Я запустила в него  фотографией в стеклянной рамке. Она разбилась. Рискуя порезаться, потерла Гошино лицо грязной пяткой. Вспомнив, какой он чистюля, мне это доставило особенное удовольствие.
Собралась назад в кровать , но  вспомнила, что сигарет в пачке не осталось, и нормальных бычков – тоже. Поплелась на кухню. Еще полблока имеется, хорошо.  Стала искать чашку под окурки.  Чистых не было,  слила остатки заплесневелого чая  из первой попавшейся. Взглянула –  любимая его кружка, подарок маменьки. И как это он ее забыл? Ладно,  забыл Иннокентия, но кружку…Бедный, так  торопился! Кошачья миска  пустая . И корм закончился. Ничего, пусть поголодает какое-то время, ему полезно. Поймет, кто здесь теперь главный.
Нужно идти в магазин… Полдня собиралась, потом все- таки поднялась. Всунула ночнушку в спортивные штаны, сверху накинула норковую шубу – мне так захотелось. Взглянула на себя в зеркало – отлично.  Морда опухла от слез и пьянства. Остатки туши и карандаша под глазами. Первое время я красилась , в надежде, что он вернется. Или хотя бы просто зайдет поговорить. Потом перестала. На рубашке  пятна от вина. Дырка от сигареты. Отлично.
Кассирша отнеслась ко мне равнодушно – была ночь, и она устала. Больше мне никто не встретился. Я вернулась домой  и снова легла.
**********
В таких ситуациях принято плакаться подругам. Но все они отошли от меня. Вроде как пропали общие темы. Даже Женька звонить перестала. Ее раздражало, что я потеряла личное местоимение. Превратилась в вечное «мы». Мы подумали, мы решили, мы поели, мы погуляли. Сначала она  пыталась меня «отрезвить». Потом просто стала избегать разговоров о Гоше, переводя их на общие темы. Общение наше стало формальным и необязательным. Я понимала – это зависть.  Не всем в жизни везет найти свою вторую половинку.
С родителями тоже  отношения стали прохладными. Они  пытались меня убедить, что  нельзя полностью растворяться в мужчине. Что Гоша  плохо ко мне относится. Что наши отношения целиком подчинены одной задаче – его комфорту и удобству. Что он – жлоб. И  меня не любит. Что такие как он вообще никого не любят. Я знала, что это не так.  Гоша —   моя судьба, долгожданная сказка, ради которой нужно чем-то жертвовать. Сейчас – своими людьми. Но это не навсегда. Скоро они поймут, как заблуждались, и все наладится.
С работы я ушла – Гоша хотел иметь дом. Уютный и чистый. А в нем —  улыбчивую и нежную женщину , для которой нет ничего важнее, чем счастливый покой любимого мужчины. Оказалось совсем не трудно отказаться от прежней своей жизни  ради этого. Самым сложным стало другое — принять Иннокентия.
— У меня есть кот, Леночка. Британец. Самая чистоплотная порода. Тебе он понравится.
Конечно милый! Я приму тебя с чем угодно. Хоть с крокодилом. А Иннокентий был прекрасен. Шикарный серый комок шерсти с огромными янтарными глазами. Лапки такие мягкие, без коготков. Невозможно не влюбиться. Я , собственно, уже была готова, но…
Первое, что сделал Иннокентий — испортил мои сапоги. Любимые. Нагадил в них, покусал, исцарапал – я даже боялась представить, что он  с ними  выделывал… Реанимации они уже не подлежали. Мне захотелось спустить  Иннокентия в унитаз. Или  зашвырнуть в него чем-нибудь тяжелым. Но я ждала реакции хозяина.
— Потому-что нечего разбрасывать обувь по всему коридору! Иннокентий просто приучает тебя к порядку,  – посмеялся Гоша, взял его на руки и поцеловал в нос. Я согласилась. Подумаешь – сапоги. Ведь раньше, по словам Гоши, он никогда не занимался вредительством. Был идеальным. Так что дело во мне. Ревнует. Ничего, со временем поладим.
Однако Иннокентия все устраивало. Он  гармонично существовал в своей неприязни. Относился , как к  прислуге. Лоток нечист – начинает орать.  Хочет есть – опять орет. Все остальное время он меня просто не замечал. Если пыталась его приласкать – кусал и убегал. Вещей больше  не портил.  Сапоги были исключением. В качестве знакомства.
  Гоша к нему был очень привязан. Иногда мне казалось, что больше, чем ко мне. Меня он в нос никогда не целовал. И вообще, целовал  гораздо меньше, чем Иннокентия. Нет, я не ревновала, это было бы уж совсем глупо, просто…Неважно.
**********
Тот день я провела в поликлинике. Прошла почти полную диспансеризацию. Все оказалось в полном порядке. Беременейте девушка. На здоровье.
Иннокентий мое появление проигнорировал. Носился со своей противной резиновой мышкой. Значит, не голоден. Совсем на него не похоже, обычно сразу требует жрать. Наверное, Гоша заезжал и покормил.  Почему не сказал?
Смотрю на стеллаж – нет его вещей. Бегу в ванную. Нет вообще. Никаких. Нигде.  Звоню — абонент не доступен. Звоню ещё и ещё — то же самое.  Вдруг замечаю на кухонном столе сложенный вдвое листок. Застываю. Через какое-то время начинаю видеть надпись «Лене. Важно!»
Почерк его — аккуратный, мелкий. Надо просто взять и прочитать. Найти в себе немного мужества. Просто прочитать.
-Я страус-страус-страус…Дайте мне песок! Где мой песок!??
-Твой песок собрал вещи и ушёл!
Текста мало, проглатываю его на выдохе «Лена, прости. Я начинаю другую жизнь с другой женщиной в другой стране. Дело не в тебе — так сложилось. Это окончательно. Будь счастлива! Позаботься об Иннокентии, я его взять с собой не смог. P. S. Решил, что лучше так тебе сообщить, чем лично. Менее болезненно для всех. Спасибо за все (и Иннокентия!!!). Прощай!
  **********
Первое время я истерила. Кричала «за что!!!» Кричала «почему!!!» Кричала «Иннокентий, тварь поганая ,чтоб ты сдох!» Сейчас успокоилась. Освоилась жить на кровати. Целыми днями  смотрю сквозь коридор в окно на кухне. На тоненькие ветки за ним. Серые и голые. Смотрю себе и смотрю.   Только Иннокентий нарушает  моё состояние — приходиться вставать , ползти на кухню и сыпать корм в его грязные миски. Я их не мою. Я вообще, уже две недели ничего не мою…Если Гоша все-таки решит вернуться за Иннокентием, пусть ему будет противно. Представляю его лицо, когда он возьмет своего провонявшего любимца на руки. Не возьмет. Завернет в свою куртку. А потом куртку выбросит…
**********
Кот перестал орать. Почти не ест. Переступила через себя, миски ему помыла, воду поменяла. Ничего. Тощий стал, шерсть тусклая. Походка , как будто ему не два, а двадцать два года. И все норовит куда-нибудь запрятаться и не вылезать. Я совершила подвиг — лоток ему обновила и вычистила. И  ничего. За два дня. Или за три? Не могу вспомнить. Может быть, это свойство депрессии. Надо почитать про депрессию – узнать, она ли у меня. Как-нибудь.
**********
Я проснулась оттого, что  приполз Иннокентий. Лежит у меня на  груди, лапками своими когтит и тихо мяукает. Никогда раньше   не приходил за лаской… Я его погладила, в глазки заглянула – мутные, несчастные, беспомощные.
— Блядь, что я  за сволочь… Кота угробила…И все из-за этой сволочи, да пропади он пропадом! Ты мой маленький, сейчас  что-нибудь придумаем, мой хороший — глажу его, а он еще больше льнет, в пальцы носом тычется.
Аккуратно переложила Иннокентия на подушку, и начала судорожно собираться. Это оказалось очень сложно. Отвыкла.
— Так, что взять, что взять…Кошелек, документы… где мои документы? А они нужны? Ну  мало ли… В чем Иннокентия нести….где переноска? А она вообще была!? Но он же принес его в чем-то…
-Потерпи, солнышко, сейчас пойдем к доктору, он тебя полечит, будешь как новенький, мой маленький.
Переноски нигде нет, времени на поиски тоже. Ладно, ветеринарка на соседней улице. Бережно завернула Иннокентия в огромный пуховый платок – маме на дачу купила, так и не довезла.
На улице холод собачий. Распахнула шубу, засунула туда Иннокентия и побежала. В приемной  очередь, я с ходу в крик:
-Пропустите, у меня кот!
И прям дверь ногой, руки  Иннокентием заняты.
Врач сидел, что-то писал, я его оторвала. Уставился , мне показалось, с раздражением и презрением. Молодой, высокий, холеный. Я оробела, и уже дрожащим голосом, тихо:
-Помогите, у меня кот …
— Вы успокойтесь. Кота на стол, пожалуйста. Так… Рассказывайте.
— Он не ест, в туалет не ходит…Слабый совсем.
— Когда ел в последний раз?
— Я не помню точно…
-Понятно. А в туалет ходил?
— Я не помню….может четыре дня назад…или два…Я не помню…Не смотрите на меня так…
Подошел к Иннокентию. Развернул платок брезгливо.
— Он чистый. Новый…
— Это хорошо. Так, что тут у нас. Ну не бойся, не бойся…Это ж надо, до такого состояния животное довести…Сейчас узи сделаем. Деньги на узи у вас есть ? Две тысячи?
— Да, да, я взяла деньги!
Он стал брить Иннокентию живот. Я забилась в дальний  угол кабинета и отвернулась. Слезы текли, было совестно. Сколько длился осмотр, не знаю, мне показалось – вечность.
— Ну что, хозяюшка, утешить мне вас нечем. Полиорганная недостаточность. Проще говоря, отказывают почки, печень – видите , белки желтые?
— У него они всегда желтые. Янтарные…
-Нет, это печень сейчас. Сердце тоже еле-еле. Отдышка какая, должны были заметить. Поздно вы  спохватились. Осталось ему пару дней. Можно усыпить, чтоб не мучился.
— А он мучается?
— А вы этого не замечаете?
-Да, да, я просто так…глупость сказала, извините. Может быть, хоть что-нибудь можно сделать? Может, есть все-таки шанс?
— Если мы сейчас начнем – уколы, капельницы – все тысяч на пятьдесят потянет. А результата не будет. В данном случае – точно. Раньше надо было обращаться. Ну так что?
— Я сейчас не могу решиться. Я попозже зайду, я тут рядом живу. Сначала домой его отнесу…
— Вызов на дом значительно дороже, имейте в виду…
— Хорошо, я поняла. Спасибо.
— С вас две тысячи за узи и тысяча за осмотр. Есть у вас?
— Я же сказала, что есть, почему вы опять спрашиваете?
  **********
Дома посмотрела на себя в зеркало. Опухшее лицо, очки чем-то заляпаны. Из под красной спортивной шапки торчат грязные пряди волос. Шуба… Да, шуба. Но почему-то рукав почти оторван… Это я  когда  такое умудрилась учинить? Не помню. Наверное, когда пьяная ночью пошла за вином в соседний кабак.  Официанты  меня  даже не узнали.  Я там за что-то зацепилась и упала. Штаны все в пятнах. И резиновые сапоги на ногах. Очень стильно…  Почему мне именно они сегодня попались? Представляю, что этот ветеринар обо мне подумал! Алкоголичка в порыве похмельной сентиментальности  притащила своего подыхающего кота. Конечно, шансов нет у нас. Откуда у нас пятьдесят тысяч…Ну  спросил хотя бы! Правда,  у  нас  действительно их нет, но можно же занять. Правда этой пьяни – я  кивнула своему отражению – занять точно не у кого. Так, ладно. С чего —  то нужно  начать…Женька! Позвонить Женьке!
  — Женя, привет…
— Ленка! Привет!!! Все хотела тебе позвонить, прям сегодня про тебя подумала…
— Ты можешь мне одолжить денег? У меня Иннокентий заболел, это дорого…лечить.  Срочно нужно! Сегодня!
— Иннокентий  — это кто?
— Это кот. Гошин кот. Так сможешь? И дай телефон хорошего ветеринара, у тебя же должен быть такой!
— Лена, не вопрос. Успокойся. У меня есть. И телефон, и деньги. Отдашь, когда сможешь.  Про Гошу я знаю, мне Шепелева рассказала, что он как-то резко женился на Тимофеевой и укатил с ней в Лондон на пмж… я все хотела позвонить, просто… мне очень стыдно…
— Это правда сейчас не актуальная тема.
— Я поняла.Лен, давай встретимся, а?
— Конечно! Когда все устаканится. Спасибо за деньги, я обязательно верну…
Значит так, Иннокентий! Все будет хорошо, мы еще поборемся. Есть варианты. И только позитивный настрой, понял? Ну что,  я пошла превращаться в красавицу. Чтоб другой доктор, к этому мы уже не вернемся, не смог не обратить на нас внимание. Я же очень даже ничего, Иннокентий. Первая красавица на курсе была. Ну ладно, третья. С лицом, конечно, так быстро не поправишь, но хоть фигуру обозначу. Жди.
  **********
Ничего не происходит. Лучше не становится. Каждый день ездим  делать капельницы. Сижу там часами с  ним на коленях. Глажу. Плачу. Уговариваю.
— Иннокентий! Давай уже, в самом деле, приходи в себя! Скоро весна, мы на дачу поедем, будешь там ловить настоящих мышек, а не резиновых. Будешь там гулять, сколько захочешь. Не умирай.
Рядом бабушка сидит со стареньким пуделем. Он тоже  полуживой. Но она молодец, держится. А я на них смотрю, и еще больше реветь начинаю.
— Не надо так, дочка. На все воля Божья, всех нас он рано или поздно к себе примет.
— Это вашего он возьмет, а кошки ему не нужны. Кошки вообще неизвестно куда попадают
. Дома я ему уколы делаю. В холку и внутримышечно. Три раза в день. Музыку ставлю классическую – прочитала, что Моцарт лечит. Квартиру в порядок привела, ионизатор воздуха купила . Сама тоже выгляжу хорошо, вдруг это для Иннокентия важно.
О Гоше я вообще не вспоминаю.
**********
Сегодня самый счастливый день! Мы начали есть!  А потом проведали  свой лоток! Анализы и узи подтвердили –  идем на поправку. Ветеринар Володя даже немного пританцовывал, говоря мне об этом. А потом неожиданно добавил:
— Скоро мы сможем поговорить не только о вашем  коте!- и смутился. Я тоже покраснела. А Иннокентий заорал. Заревновал. Очухался,  мерзавец.
Автор: Татьяна Анохина  (мастерская  Александра Гоноровского)
0

Вам также понравятся

НЕЗАВЕРШЕНКА.
Мечты сбываются. Про любовь.
Про Лису. То, что полезно для сердца.

Светлана Ладейщикова

Психолог с 15 летним стажем. Помогаю женщинам реабилитироваться после расставания и вернуться к нормальной, активной жизни

Добавить комментарий