Неоднократно было замечено, что мечты сбываются в какой-то извращенной форме, прямо скажем, со смещением.
И вот, представьте себе, что сижу я в кафе, напротив меня сидят мои мама и папа и пьют свежевыжатый морковный сок со сливками. Картина эта совершенно умилительная: взрослая дочь и двое стариков сидят за столиком и тихо беседуют. Так вот, смотрю я на себя в этот момент со стороны и думаю: так это что же, получается, что я теперь, спустя сорок лет, снова ребенок из полной семьи?
Мало того, в этом месте мы получаем двойную сбычу мечт: мама моя продолжала ждать и любить отца спустя десятилетия после развода. «Пусть он придет хоть больной, хоть старый, я все равно его приму»: говаривала она. Так вот, получите и распишитесь: принимайте.
Мои детские мечты об отце, который покинул нас с мамой, когда мне было пять, сбылись спустя сорок лет. Нет, он не исчез из моей жизни полностью: алименты, даже помощь во время учебы в институте — все это было, но виделись мы очень редко. Эти встречи можно по пальцам одной руки пересчитать, и поэтому образ его был сформирован в моей памяти скорее фантазийный, собирательный, далекий от реальности.
Так вот, спустя сорок лет, отец появился на пороге моего дома совершенно растрепанным стариком, потерявшим ориентацию в пространстве: его выставила за дверь его сильно пьющая молодая жена Алевтина. Молодая- это громко сказано — ей уже сильно за 60 и организм подорванный алкоголизмом и нереализованными амбициями сильно сбоит, но характер!.. Более того, они уже давно развелись и живут отдельно. Однако отношения по-прежнему полны страстей, взаимных обид, выяснений, обвинений и ревности. Надо сказать, что за дверь Алевтина выставляет отца регулярно, с тумаками и проклятиями. Однако мысль о том, что он за нее отвечает, и она без него пропадет, снова и снова гонит отца к этому порогу. Даже лежа под капельницей, где промывали его сосуды, потрепанные очередной ишемической атакой, отец шептал адрес своей последней жены.
Дело в том, что будучи выставленным за дверь, он отправился не куда–нибудь, а на другой конец Москвы покупать ей новый диванчик, поскольку в свои 78 он все еще гусар, а она имеет право на красивую вещь. На покупку дивана ушла примерно неделя блужданий под руку с Альцгеймером по Москве, однако чудесным образом диванчик был, все-таки, приобретен и даже впоследствии доставлен по адресу.
На пороге моего дома отец появился совершенно потрепанный, бомжеватого вида с блуждающим безумным взглядом. Он не понимал, как он здесь оказался и что здесь делает. Две недели усиленного питания, лечения и ухода дали результат: память стала возвращаться, силы прибавляться.
Мама, вновь обредшая мужа, читала ему Пушкина, памятуя о том, как в молодости они оба увлекались поэзией. Она начала водить его в бассейн на мелкую воду, радостно кидая ему кольца с бортика (на глубине он сразу шел ко дну от избытка впечатлений). И вот я возвращаюсь к началу своего рассказа: сидим мы после бассейна в кафе. Старики попивают морковный сок со сливками, у меня, традиционно, капучино. И такая тоска в глазах у нашего отца и мужа… Просто вселенская.
— Оставайся, папа! Подружишься с внуками, они сейчас такие интересные. Мы будем за тобой ухаживать. Зачем тебе идти туда, где за тобой не смотрят, не лечат, где тебя оскорбляют, проклинают.
— Что ты доченька, это у Алевтины просто нервишки шалят. И вообще, теперь ей нужен комодик. Такой красивый, я присмотрел в рекламе.
Не знаю, сколько времени уйдет у дедушки на покупку комодика, поскольку в пространстве он ориентируется совсем плохо, но, думаю, при его упорстве цель, в конечном итоге, будет достигнута.
Можно, конечно, записать его в сумасшедшие: почему он так стремится из нашего приветливого дома в полный трэш? Я долгое время так и думала: ну нельзя в трезвом уме и твердой памяти стремиться к этому злобному, пьющему все на свете проклинающему существу — его последней жене.
Однако наш отец и дедушка проявил – таки твердость. Он вырвался из наших удушающих любящих объятий, и отправился к своей Алевтине со словами: «Отстаньте все от меня! У вас все хорошо, а ей может быть есть нечего. Вы не знаете, что такое любовь… А мы будем жить долго и счастливо».
Дай Бог, пусть так и будет. Наверное, это и есть она самая любовь, в такой упрямой не рассуждающей преданности, когда последнее усилие старика — помочь, поддержать свою женщину, позаботиться, несмотря на ее оскорбления, пьянство, тумаки. Несмотря ни на что, не считаясь со своим здоровьем. А возможно, благодаря этой любви, он и жив до сих пор, упорно двигаясь к своей Алевтине, преодолевая немощь и болезни.
Мне, конечно, слегка обидно, что любовь моего отца направлена мимо меня и моей семьи, но тут уж ничего не поделаешь.
Так что ребенком из полной семьи я побыла недолго.
  Автор: Светлана Ладейщикова

Если вы считаете, что вам нужна поддержка психолога, то я буду рада вам помочь

Вам также понравятся

Так выглядит счастье. Несчастье выглядит не так. (терапевтическая поэзия)
Женское мужество.
Сказка про Нечто и Странное Чувство. (терапевтическая проза)

Светлана Ладейщикова

Психолог с 15 летним стажем. Помогаю женщинам реабилитироваться после расставания и вернуться к нормальной, активной жизни

Добавить комментарий